dipkor (dipkor) wrote,
dipkor
dipkor

Category:

Закон что дышло, куда повернул, туда и вышло... (часть 1)

22 апреля 2011 г. Мосгорсуд вынес беспрецендентное решение: оправдал работодателя, который уволил работника "задним" числом девятимесячной давности.
Данный факт из жизни отечественной феМИДы стал заметным поворотом в системе всего российского судопроизводства, а также новой вехой в работе Мосгорсуда, в частности, по разложению законопорядка в сфере трудовых отношений.
К той критике, которая уже прозвучала в адрес этого решения (см. нижерасположенные посты, в т.ч. о первой реакции на решение и о кассационной жалобе), предлагаю вашему вниманию дополнительную иллюстрацию "блистательного" осуществления правосудия (комментарии автора поста выделены курсивом красного цвета, а синим цветом по тексту отмечены технические опечатки):

"РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

22 апреля 2011 г.                                                                    г.Москва

Московский городской суд в составе:

председательствующего судьи Магжановой Э.А.,

с участием прокурора Лазаревой Е.И.,

адвоката [Л.В.В.],

при секретаре Юдаевой Т.Д.,

рассмотрев в закрытом судебном заседании гражданское дело № 3-…/3-2011 по иску [К.О.Е.] к Министерству иностранных дел Российской Федерации о восстановлении на работе, признании приказов об увольнении и о прекращении допуска к государственной тайне недействительными, признании недействительным заключения о степени секретности сведений, содержащихся на фотоснимках тестовых [следует читать «текстовых»] документов, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда, возмещения расходов на оплату представителя,

У С Т А Н О В И Л:

[К.О.Е.], советник […] департамента Министерства иностранных дел Российской Федерации, имеющий дипломатический ранг первого секретаря 1 класса, приказом № […] от 05 февраля 2004 г. был назначен с 05 января 2004 года советником Посольства России в […] сроком на три года и выбыл с того же числа к месту работы (л.д.96).

По роду своей служебной деятельности и должностным обязанностям [К.О.Е.] имел допуск к работе со сведениями, составляющими государственную тайну, степени совершенно секретно (вторую форму допуска).

[Излишние подробности, т.к. истец не оспаривал в суде факт лишения его допуска к сведениям, составляющим государственную тайну].

Приказом Первого заместителя Министра иностранных дел Российской Федерации № […] от 05 сентября 2007 г. [К.О.Е.], советнику Посольства России в […], с 10 августа 2007 г. был прекращен допуск к государственной тайне (л.д.95).

Приказом директора Департамента кадров Министерства иностранных дел Российской Федерации № […] от 07 сентября 2007 г. [К.О.Е.] 24 ноября 2006 г. был освобожден от замещаемой должности в МИД России и уволен с государственной гражданской службы по п.8 ч.1 ст.37 Федерального закона «О государственной службе Российской Федерации» (л.д.97).

[Суд констатировал увольнение работника «задним» числом, а также применение к работнику двух взысканий за один и тот же проступок, и ничего странного в этом не усмотрел].

[К.О.Е.] [15 июля 2010 г.] обратился в Пресненский районный суд г.Москвы с иском к Министерству иностранных дел Российской Федерации (далее – МИД России) об обязании ознакомить с оригиналом приказа об увольнении и документами, явившимися основанием для его издания [затяжка предоставления этих документов ответчиком послужила поводом для суда признать требования истца незаконными в связи с якобы пропущенным истцом сроком обращения в суд – нонсенс!], обязании выдать копию приказа об увольнении с приложением документов, явившимися основанием для увольнения, копию трудового договора [ни трудовой договор, ни его копия так и не были предоставлены ответчиком, а суд выстроил свои доводы на чисто умозрительных предположениях], обязании выдать справку о размере заработной платы за весь период работы, расчетный листок [ответчиком так и не представлен до сих пор], справку о тарифной ставке и среднем заработке, справку о размере начисленных выплат за период с 01 ноября 2006 г. по 10 сентября 2007 г., обязании выдать опись личных вещей и акт о передаче личных вещей на хранение, истребовании личных вещей и обязании осуществить их доставку, взыскании заработной платы за период с 01 ноября 2006 г. по 10 сентября 2007 г., взыскании компенсации за нарушение срока выплаты заработной платы за период с 25 ноября 2006 г. по 15 июля 2010 г., взыскании заработной платы за задержку выдачи трудовой книжки за период с 24 ноября 2006 г. по 01 июля 2010 г., компенсации морального вреда.

Впоследствии, 30 ноября 2010 г., в порядке ст.39 ГПК РФ [К.О.Е.] изменил предмет иска, просил восстановить его на работе в МИД России в прежней должности, признать недействительными приказы № […] от 07 сентября 2007 г., № […] от 09 сентября 2007 г. [судом перепутаны номера и даты приказов, 9 сентября 2007 г. выпадает на воскресный день], взыскать заработную плату за время вынужденного прогула, компенсировать моральный вред в размере […] руб., обязать ответчика доставить за свой счет принадлежащие истцу личные вещи из […] в Москву, возместить расходы на представление его интересов в суде в сумме […] руб., обязать внести запись о дипломатических рангах первого секретаря 2 класса и первого секретаря 1 класса в трудовую книжку, ссылаясь на то, что нарушена процедура привлечения его к дисциплинарной ответственности и увольнения.

[Ключевые слова: «нарушена процедура привлечения его к дисциплинарной ответственности и увольнения», которые впоследствии ловко подменены судом на вымышленное якобы поданное истцом требование восстановить ему допуск к сведениям, составляющим государственную тайну].

15 декабря 2010 г. истец дополнил свои требования, просил взыскать начисленную, но не выплаченную долларовую часть заработной платы за ноябрь 2006 г. в размере […] долларов США по курсу ЦБ РФ на день подачи искового заявления (л.д.139).

Определением Пресненского районного суда г.Москвы от 12 января 2011 г. гражданское дело № 2-335/2011 по исковому заявлению [К.О.Е.] к Министерству иностранных дел Российской Федерации о восстановлении на работе в МИД России в прежней должности, признании приказов МИД России № […] от 07 сентября 2007 г., № […] от 09 сентября 2007 г. [вновь судья путает номера и даты документов] недействительными, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, расходов на представление интересов в суде с сумме […] руб., компенсации морального вреда в размере […] руб. передано по подсудности в Московский городской суд для рассмотрения по существу.

Гражданское дело по исковому заявлению [К.О.Е.] к Министерству иностранных дел Российской Федерации о взыскании заработной платы за период работы в МИД России, компенсации за нарушение сроков выплаты зарплаты, взыскании заработной платы за задержку выдачи трудовой книжки, об истребовании личных вещей и обязании ответчика доставить за свой счет принадлежащие истцу личные вещи из […] в Москву, обязании внести запись о дипломатических рангах первого секретаря 2 класса и первого секретаря 1 класса в трудовую книжку находится в производстве Пресненского районного суда г.Москвы.

В судебном заседании в порядке ст.39 ГПК РФ [К.О.Е.] дополнил свои требования о признании недействительным заключения Междепартаментской комиссии МИД России № […/..] от 13 июля 2007 года, ссылаясь на личную неприязнь председателя комиссии [К.С.П.] к истцу. Остальные исковые требования поддержал.

[ Суд почему-то не отразил в своем решении другие важные ссылки истца, содержащиеся в его Дополнительных исковых требованиях от 22.04.2011 г., - превышение комиссией своей компетенции, выразившееся в даче рекомендаций руководству Министерства о целесообразности дальнейшей работы истца в системе МИД России, и нарушение работодателем регламента проведения проверки].

Представитель [К.О.Е.] адвокат [Л.В.В.] просила удовлетворить заявленные требования в полном объеме.

Представители Министерства иностранных дел Российской Федерации (по доверенности) [К.Е.С., С.С.А., Г.Н.Н.] исковые требования не признали, просили отказать в их удовлетворении, утверждая, что допуск истца к государственной тайне прекращен на основании закона и обоснованно, в связи с чем он и был уволен. Заявили о пропуске истцом срока исковой давности по требованиям о восстановлении на работе в МИД России и прежней должности, признании приказов МИД России № […] от 07 сентября 2007 г., № […] от 09 сентября 2007 г. [и снова судья путается в номерах и датах документов] недействительными (л.д.168-174).

Истец и его представитель просили восстановить срок исковой давности, поскольку ксерокопия приказа об увольнении была вручена истцу только 09.11.2010 г., считают, что именно с этой даты следует исчислять срок исковой давности по заявленным истцом требованиям (л.д.175).

Выслушав истца, его представителя [Л.В.В.], представителей ответчика, огласив в порядке ст.180 показания свидетелей [Х.О.В., К.Г.М., П.Н.Н.], исследовав материалы дела, обозрев оригиналы приказа № […] от 07 сентября 2007 г. [обратите внимание, суд признался в том, что оригинал приказа № […] от 05.09.2007 г. (о лишении допуска) судом не обозревался], заключение о степени секретности сведений, содержащихся на фотоснимках тестовых документов, выслушав заключение прокурора Лазаревой Е.И., полагавшего исковые требования не подлежащими удовлетворению [вместе с тем, в своем заключении прокурор отметила ряд серьезных нарушений законодательства, допущенных ответчиком при увольнении истца, - см. ниже по тексту решения], суд приходит к выводу о том, что исковые требования [К.О.Е.] о восстановлении на работе, признании приказов об увольнении и прекращении допуска к государственной тайне недействительными, признании недействительным заключения о степени секретности сведений, содержащихся на фотоснимках тестовых [следует читать «текстовых»] документов, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда, возмещении расходов на оплату услуг представителя не подлежат удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствии с частью 7 статьи 11 Трудового кодекса Российской Федерации на государственных гражданских служащих и муниципальных служащих действие трудового законодательства и иных актов, содержащих нормы трудового права, распространяется с особенностями, предусмотренными федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, законами и иными нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации о государственной гражданской службе и муниципальной службе.

Правовые, организационные и финансово-экономические основы государственной гражданской службы Российской Федерации установлены Федеральным законом от 27 июля 2004 года N 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации», которым урегулированы отношения, связанные с поступлением на государственную гражданскую службу Российской Федерации, ее прохождением и прекращением, а также с определением правового положения (статуса) федерального государственного гражданского служащего и государственного гражданского служащего субъекта Российской Федерации (далее также – гражданский служащий).

Истец замещал должность государственного гражданского служащего. Следовательно, его отношения с ответчиком регулируются вышеназванным Федеральным законом.

Как усматривается из приказа директора Департамента кадров Министерства иностранных дел Российской Федерации № […] от 07 сентября 2007 г. [К.О.Е.], советник Посольства России в […], 24 ноября 2006 г. был освобожден от замещаемой должности в МИД России и уволен с государственной гражданской службы по пункту 8 части 1 статьи 37 Федерального закона «О государственной гражданской службе Российской Федерации», согласно которому служебный контракт может быть расторгнут представителем нанимателя, а гражданский служащий освобожден от замещаемой должности гражданской службы и уволен с гражданской службы в случае прекращения допуска гражданского служащего к сведениям, составляющим государственную тайну, если исполнение должностных обязанностей требует допуска к таким сведениям.

Из материалов дела усматривается, что при оформлении (переоформлении) допуска к государственной тайне с [К.О.Е.] 18 июня 2003 г. был заключен договор (контракт), являющийся приложением и неотъемлемой частью трудового договора (л.д.163). [Внимание! Судом в качестве допустимого доказательства признан документ, являющийся неотъемлемой частью другого документа. При этом сам основной документ (трудовой договор) в суде не рассматривался, а эта неотъемлемая часть (контракт о допуске) предоставлена ответчиком лишь в виде незаверенной ксерокопии]. Срок действия данного договора [какого договора?] не был ограничен и действовал в течение всего периода работы истца у ответчика. Согласно его условиям, изложенным в разделе II, истец был предупрежден, что в случае однократного нарушения взятых на себя обязательств, связанных с защитой государственной тайны, а равно возникновения обстоятельств, являющихся согласно статье 22 Закона Российской Федерации «О государственной тайне» основанием для отказа в допуске к государственной тайне, его допуск к государственной тайне по решению руководителя организации может быть прекращен и трудовой договор (контракт) [какой?] расторгнут, если такие условия предусмотрены в трудовом договоре (контракте). [Внимание на окончание фразы после слова «если». Суд, так и не рассмотрев самого трудового договора, ловко обходит этот момент]. Также предусмотрены обязанности работника соблюдать федеральные законы Российской Федерации и иные нормативные правовые акты, регламентирующие защиту государственной тайны.

Таким образом, в соответствии с условиями трудового [!?] договора (контракта) об оформлении (переоформлении) допуска к государственной тайне от 18 июня 2003 г. расторжение трудового договора с [К.О.Е.] по основанию прекращения допуска работника к государственной тайне произведено Министерством иностранных дел РФ правомерно.

[Судья незаметно произвела подмену частного на общее: выдала приложение - договор (контракт) об оформлении (переоформлении) допуска к государственной тайне - за сам трудовой договор].

Утверждение истца о том, что с ним не был заключен в письменной форме трудовой договор, следовательно, условия возможного прекращения с ним трудового договора в случае однократного нарушения взятых на себя обязательств, связанных с защитой государственной тайны, не предусмотрены в трудовом договоре и расторжение с ним по данному основанию трудового договора является незаконным, суд находит несостоятельным.

Истец работает в Министерстве иностранных дел Российской Федерации с 29.08.1994 г., трудовой договор с ним заключен на неопределенный срок по правилам КЗоТ РФ на основании приказа о приеме на работу, обязательной письменной формы при заключении трудового договора действовавшее трудовое законодательство не предусматривало. [Истец в кассационной жалобе указывает на неправомерность данной ссылки. Судья недостаточно хорошо ориентируется в законодательстве РФ*]. В соответствии со статьей 338 Трудового кодекса Российской Федерации с работником, направляемым на работу в представительство Российской Федерации за границей, заключается трудовой договор на срок до трех лет [этот документ судом также не рассматривался]. По окончании указанного срока трудовой договор может быть перезаключен на новый срок.

При направлении на работу в представительство Российской Федерации за границей работника, замещающего должность в соответствующем федеральном органе исполнительной власти или государственном учреждении Российской Федерации, в заключенный с ним ранее трудовой договор вносятся изменения и дополнения, касающиеся срока и условий его работы за границей. По окончании работы за границей такому работнику должна быть предоставлена прежняя или равноценная работа (должность), а при ее отсутствии с согласия работника – другая работа (должность).

Из объяснений представителей ответчика следует, что при назначении [К.О.Е.] с 05 января 2004 года советником Посольства России в […] сроком на три года с ним был заключен письменный трудовой договор в двух экземплярах, предусматривавший срок его действия (3 года) и условия его работы за границей. Один экземпляр трудового договора был выдан истцу, второй – находился в МИД России и был направлен по запросу от 01.06.2007 г. в органы Федеральной службы безопасности, и по сообщению ФСБ России уничтожен как не представляющий оперативного интереса (л.д.200). [Подлинники документов с персональными данными подлежат уничтожению строго по истечении установленного законом срока (кажется, 75 лет). Что на самом деле МИД России направил в ФСБ, суд так и не исследовал. Сомнительно, что в ФСБ был передан подлинник, а в МИДе не осталось даже копии. Чтобы убедиться в правоте ответчика, было бы достаточно суду взглянуть на деловой экземпляр сопроводительного письма, с которым МИД отправлял документы в ФСБ]. Истец в судебном заседании отрицал наличие у него такого трудового договора. В связи с чем суд приходит к выводу о том, что основанием возникновения государственно-служебных отношений с [К.О.Е.] является приказ о назначении на должность, а дополнительные условия, в том числе обязанности работника, определены при переоформлении допуска к государственной тайне [К.О.Е.] 18 июня 2003 г., когда с ним был заключен договор (контракт), являющийся неотъемлемой частью трудового договора, заключенного между МИД России и истцом (л.д.163) [л.д.163 - копия контракта об оформлении допуска, а не самого трудового договора], где в качестве условия предусмотрена возможность расторжения с ним трудового договора в случае однократного нарушения взятых на себя обязательств, связанных с защитой государственной тайны.

[Описываемое с таким усердием содержание гипотетического договора так и не нашло вещественного доказательства в суде, однако судью столь явный факт не смутил и она продолжает строить свой отказ на собственных умозаключениях и предположениях].

Судом установлено, что [К.О.Е.] имел допуск к государственной тайне по второй форме и за период его работы у ответчика знакомился и работал с документами, имеющими гриф «секретно». Данные обстоятельства истец не оспаривал, и они также подтверждаются письменными материалами дела, а именно, заключением о степени секретности сведений, содержащихся на фотоснимках текстовых документов, из которого следует, что документы, с которыми работал истец, имеют гриф «секретно» (л.д.164-166).

Как следует из приказа Первого заместителя Министра иностранных дел Российской Федерации № […] от 05 сентября 2007 г., допуск [К.О.Е.] к государственной тайне был прекращен по результатам служебного расследования в связи с нарушением взятых на себя [К.О.Е.] согласно трудовому договору обязательств [какому договору?], связанных с защитой государственной тайны и в соответствии со статьей 23 Закона Российской Федерации от 21 июля 1993 года N 5485-1 «О государственной тайне», положениями которого предусмотрено, что допуск должностного лица или гражданина к государственной тайне может быть прекращен по решению руководителя органа государственной власти, предприятия, учреждения или организации в случае однократного нарушения им взятых на себя предусмотренных трудовым договором (контрактом) обязательств, связанных с защитой государственной тайны.

Прекращение допуска должностного лица или гражданина к государственной тайне является дополнительным основанием для расторжения с ним трудового договора (контракта), если такие условия предусмотрены в трудовом договоре (контракте).

Таким образом, возможность расторжения трудового договора с истцом в связи прекращением допуска к государственной тайне по основанию пункта 8 части 1 статьи 37 Федерального закона «О государственной гражданской службе Российской Федерации» не является дисциплинарным взысканием, применяемым работодателем к работнику.

Проверяя обоснованность и соответствие приказа № […] от 05 сентября 2007 г. о прекращении допуска закону, суд приходит к выводу о том, что основания для прекращения допуска [К.О.Е.] к государственной тайне, предусмотренные Законом Российской Федерации «О государственной тайне» и изложенные в акте комиссии Посольства России в […] по проведению служебного разбирательства в отношении нарушения правил со сведениями, составляющими государственную тайну, имелись.

[При этом суд проигнорировал заявленное в ходе последнего судебного заседания требование истца признать документы посольской комиссии незаконными, и даже не попытался произвести в отношении них соответствующую проверку, хотя эти документы были приобщены к материалам дела].

Из материалов дела усматривается, что порядок, установленный Положением о защите государственной тайны в загранучреждениях в Российской Федерации, утвержденный постановлением Правительства Российской Федерации от 16 августа 1999 г. № [...], прекращения допуска [К.О.Е.] к государственной тайне, ответчиком соблюден.

Согласно Положению о защите государственной тайны в загранучреждениях в Российской Федерации Послом организуется проведение служебного расследования, создается комиссия по проведению такого расследования, результаты работы комиссии оформляются актом. К акту прилагается объяснительная виновного лица [так и написано – «виновного». Интересно, знают ли в Мосгорсуде, что вина устанавливается вступившим в законную силу приговором суда? И до этого момента никто не вправе кого-либо называть виновным], заключение о степени секретности разглашенных сведений (утраченных носителей) (п.252, 253). Форма акта Положением не установлена.

По распоряжению Посла России в […] № 1 от 21 ноября 2006 г. создана комиссия по расследованию факта нарушения режима секретности [К.О.Е.] 21 ноября 2006 г.

Исходя из содержания акта комиссии Посольства России в […] по проведению служебного разбирательства в отношении нарушения правил работы со сведениями, составляющими государственную тайну, утвержденного Послом России в […] 2 декабря 2006 г., основанием для прекращения допуска к государственной тайне [К.О.Е.] явились:

- нарушение взятых на себя предусмотренных трудовым договором (контрактом) [каким?] обязательств, связанных с защитой государственной тайны;

- нарушение правил работы со сведениями, составляющими государственную тайну, выразившееся в съемке цифровым фотоаппаратом секретных документов.

По распоряжению Первого заместителя Министра № […] от 19 июня 2007 г. создана комиссия для проведения экспертных исследований по оценке степени секретности сведений, содержащихся на фотоснимках, сделанных советником Посольства России в […] [К.О.Е.] в референтуре посольства цифровым фотоаппаратом, а также для оценки ущерба, который мог быть причинен интересам России в случае утечки указанных сведений.

По заключению комиссии о степени секретности сведений, содержащихся на фотоснимках текстовых документов, утвержденному Первым заместителем Министра 13 июля 2007 г. следует, что приведенные на фотоснимках тексты документов имеют гриф секретности «секретно». В случае распространения этих сведений, ущерб, который мог быть причинен Российской Федерации в области внешней политики и в экономической сфере, был бы незначительным (л.д.164-166).

Факт снятия [К.О.Е.] фотокопий секретных документов в нарушение порядка, установленного Положением о защите государственной тайны в загранучреждениях в Российской Федерации и Инструкцией по обеспечению режима секретности в Российской Федерации, утвержденной постановлением Правительства Российской Федерации от 05 января 2004 г. № 3-1, им не оспаривался в судебном заседании и подтверждается материалами дела: актом комиссии Посольства России в […], распоряжением Посла России в […] о создании комиссии по расследованию данного факта № 1 от 21 ноября 2006 г., объяснительной запиской [К.О.Е.] от 21 ноября 2006 г. [странным образом не упоминается более подробная объяснительная записка, которую истец подал 22.11.2006 г.], объяснительной [К.О.Е.] в ходе служебного расследования от 24 ноября 2006 г. [данный документ истец писал в ходе "беседы" в ФСБ, отсюда вывод: ФСБ переправило имеющиеся у нее в отношении истца документы в МИД], заключением о степени секретности сведений, содержащихся на фотоснимках текстовых документов от 13 июля 2007 г. что приведенные на фотоснимках тексты документов имеют гриф «секретно».

Судом установлено, что [К.О.Е.] допустил нарушение взятых на себя предусмотренных трудовым договором (контрактом) обязательств, связанных с защитой государственной тайны [как это можно установить, если трудовой договор не был предоставлен суду и, следовательно, не исследован?], а именно нарушил положения пп. «д, з, и» п.41 Положения о защите государственной тайны в загранучреждениях в Российской Федерации, пп.5 п.25 раздела 3 Инструкции по обеспечению режима секретности в Российской Федерации.

Приказ Первого заместителя Министра иностранных дел Российской Федерации Денисова А.И. № […] от 05 сентября 2007 г. о прекращении допуска истца к государственной тайне соответствует требованиям закона и порядку, предусмотренному п.15 Инструкции о порядке допуска должностных лиц и граждан Российской Федерации к государственной тайне, утвержденной Постановлением Правительства Российской Федерации № 1050 от 28 октября 1995 г., действовавшей на момент прекращения допуска истца к государственной тайне.


Доводы [К.О.Е.] о том, что в состав Междепартаментской комиссии МИД России входил [К.С.П.], который испытывает личную неприязнь к истцу, и как заинтересованное лицо, не мог участвовать в решении судьбы истца, суд находит несостоятельным. Так, свидетель [П.Н.Н.] в судебном заседании 12 апреля 2011 г. показал, что конфликт возник летом 2002 г. между Отделом […] департамента МИД России, где работал истец, и Посольством России в […], в котором [К.С.П.] являлся советником, по поводу составленного [К.О.Е.] годового отчета. [Теперь начинается самое интересное. Судом всё перевернуто с ног на голову: территориальные отделы министерства никогда не готовили и не готовят годовые отчеты. Они проверяют отчеты закрепленных за ними посольств. Дальнейшие рассуждения судьи на эту тему некорректны в силу сделанной ею изначальной принципиальной ошибки]. Конфликт закончился тем, что свидетель, исполнявший обязанности начальника Отдела, не был назначен на должность начальника отдела [конфликт между свидетелем и руководством МИД возник совершенно по другим обстоятельствам], отдел расформировали, а [К.О.Е.] один продолжал работать в отделе (л.д.211-212). [Феноменально! Это надо же додуматься до того, что работника оставили работать в РАСФОРМИРОВАННОМ (!) отделе. Почти то же самое, что тракториста оставить работать в тракторе, пущенном в переплавку].
________________________
Примечание: * - в кассационной жалобе говорится следующее: "Кроме того, Суд указал, что "обязательной письменной формы при заключении трудового договора действовавшее трудовое законодательство не предусматривало". Суд неверно применил нормы права, поскольку согласно ст.18 (в ред. Закона РФ от 25.09.1992 г. N 3543-1) Кодекса законов о труде Российской Федерации от 09.12.1971 г., который действовал на момент вступления Истца в трудовые отношения с Ответчиком в 1994 году, указано, что "трудовой договор (контракт) заключается в письменной форме".

(продолжение)


Add.(11.10.2014): Увольнение "задним" числом получило распространение в российской действительности. Один из "свежих" примеров - "Минобороновские кудесники в действии".
Кое-кто утверждает, что это фейк. Елену Васильеву, которая в своем блоге опубликовала копию выписки из приказа по в/ч 12128, "разоблачают" по следующим трём основным мотивам:
1. В копии указаны ФИО ныне здравствующих игроков футбольного клуба "Газовик" (пруф).
2. Выписка произведена не по правилам делопроизводства (читайте комментарии к посту Васильевой).
3. На копии отсутствует печать (также читайте комментарии к посту).
Итак, что бы всё это значило?
Копия могла быть сфотографирована до того, как была отдана в канцелярию, поэтому печать на ней не присутствует.
Чтобы избежать огласку, подготовку "пикантных" документов, как правило, поручают "доверенным" работникам, которые недостаточно хорошо разбираются в тонкостях делопроизводства.
И самое главное - почему в копию (подчеркиваю, - копию!) попали фамилии не реальных военнослужащих, а из состава футбольной команды?
Вижу два объяснения.
Первое - Васильеву банально подставили. Вручили ей копию с реально существующего документа (выдумать целиком весь текст в короткие сроки невозможно), но заменили в нем ФИО. А чтобы подстава быстрее сработала, указали фамилии, которые на слуху.
Второе - человек, который искренне хотел помочь матерям и делал копию для передачи Васильевой, подстраховал себя на всякий случай. Утечка сведений из военного ведомства карается несоизмеримо строже, чем на "гражданке".
В любом случае спасибо Олегу Лурье за наводку на видеозапись выступления Васильевой на пресс-конференции в Днепропетровской облгосадминистрации 03.10.2014 г.
Tags: sos, Денисов, МИД, Магжанова, Мосгорсуд, восстановление, гостайна, дипломат, законодательство, иск, их нравы, ловушка, нарушение, права человека, решение, суд, трудовой спор, увольнение, юридическая практика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 28 comments