dipkor (dipkor) wrote,
dipkor
dipkor

Закрытое объявляется открытым, а открытое закрытое - закрытым (из судебной практики)

Заголовок поста (тема) это не изуверская казуистика автора, стремящегося очернить наш самый гуманный в мире суд, а всего лишь приведенная им выборка из реально подготовленного Мосгорсудом документа - протокола с/з от 14.06.2011 г.
В самом начале заседания судья сообщает участникам процесса о том, что слушания закрытые, а потом объявляет эти закрытые слушания открытыми. В конце же открытое, но в то же время закрытое заседание, объявляется закрытым.
При этом, чтобы никто ничего не перепутал (где, что и когда закрыто или наоборот открыто), с присутствующих по ходу дела берут расписку о неразглашении государственной тайны. На всякий случай. Хотя государственной тайной, в частности, на заседании Мосгорсуда под председательством Магжановой в тот конкретный день 14 июня с.г. по делу № 3-0059/3-2011 даже и не пахло. Если не считать секретом вопиющую судейскую...
Впрочем, вы можете сами убедиться в сказанном, ознакомившись с текстом приведенного на фото протокола, который истец получил сегодня на руки:
Мосгорсуд: судебная практика (протокол от 14.06.2011 г., стр.1)Мосгорсуд: судебная практика (протокол от 14.06.2011 г., стр.2)
Подавать замечания на этот документ нет уже никаких сил. Пусть остается таким же убогим, как есть. Тем более, что срок прошел (судья предусмотрительно отметила в нем, что документ "составлен и подписан 15.06.2011 года", т.е. на следующий день после заседания).

Однако хотел бы обратить внимание читателей на некоторые содержащиеся в протоколе несуразицы.

Во-первых, истец никогда, тем более в суде, не утверждал, что тома 2 не существует. Он говорил лишь о том, что том 2 указан в решении, а ему, истцу, этот том отказались выдать для ознакомления. Поэтому истец просил суд разобраться с обнаруженной неразберихой. (По-магжановски получается, что изверг-истец знал об отсутствии тома 2, но всё равно поиздевался над белым и пушистым Мосгорем).

Во-вторых, в ходе заседания, которое посвящалось исправлению технических опечаток (14 июня), не мог затрагиваться вопрос о принципиальной ошибке судьи (опечатки делает секретарша, а не судья). Речь идет о путаннице в датах 13 октября 2010 года и 9 ноября 2010 года. Если бы истец эту неуместную на заседании от 14 июня тему всё же поднял, то судье достаточно было бы его прервать словами о том, что вопрос не вписывается в повестку дня и потребовать не отклоняться от заявленных требований. Однако судья сочла необходимым немного помусолить даты и даже включить кое-что в протокол. Спрашивается, зачем?

В третьих, суд зачем-то потратил время на исследование искового заявления от 15.07.2010 г. ("л.д.2-6" - так говорится в протоколе), которое на самом деле подавалось в Пресненский суд. Как этот июльский документ может пролить свет на октябрьские и ноябрьские дела?

В четвертых, в протоколе очень странным образом отражено выступление прокурора. В заявлении истца на исправление опечаток нигде не упоминается о датах 13.10.2010 г. и 09.11.2010 г. (этот факт можно проверить здесь). Следовательно, прокурор не могла на этот предмет заранее изучить материалы дела. Тем не менее, из протокола следует, что прокурор, не имея папки с материалами под рукой, демонстрирует в ходе судебного заседания феноменальную память, заявив, что "указанная дата самим истцом указана в его исковом заявлении" (вопрос: каком? л.д.2-6?). Нужно восхититься гениальными способностями прокурора, ведь даже истец, писавший заявления собственноручно и знающий их наизусть, не смог бы сходу дать утвердительный ответ на данный вопрос.

А далее в протоколе содержится бред, который не поддается никакому логическому осмыслению. Его даже комментировать трудно.
Судите сами (воспроизводится без купюр со всеми опечатками, грамматическими и смысловыми ошибками):
"Вопрос [истец]:
- Прозвучало л.д.191 какой документ?
- Справка о наличие должностей об отсутствие должностей, которые требуют допуск к государственной тайне.
- Прошу сообщить имеются ли номенклатура должностей, которые не требуют допуск к государственной тайне? - Вопрос снят.
- Мог ли подписывать указанную справку директор департамента безопасности?
- Подписал справку как должностное лицо.
Дополнения истца:
- я отказываюсь от своего требования об исправлении описки в части указания даты получения копии приказа с 13 октября 2010 года на 09 ноября 2010 года.
Дополнений нет.
Вопросов нет
".

Вы что-нибудь поняли из вышевоспроизведенной белиберды? Лично я - нет.
Осталась масса недоуменных вопросов. В частности, кем снят вопрос по номенклатуре? От какого своего требования отказался истец, точнее, где это требование зафиксировано?
Но задавать суду все эти вопросы, как уже успел убедиться истец, бесполезно...

Tags: МИД, Магжанова, Мосгорсуд, гостайна, детские игры, протокол, юридическая практика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments