August 26th, 2011

фотограф_2

МОСГОРШТАМП

Сегодня получил по почте из Пресненского районного суда заверенную копию определения Судебной коллегии ("тройки") по гражданским делам Мосгорсуда от 6 июля с.г. в составе ("страна должна знать своих героев"): председательствующий - А.С.Пильгун, судьи - О.С.Гончарова и Т.В.Кочергина.
Как было обещано (Побывал на конвейере. Такое впечатление, что в голову забили болт...), выкладываю текст только что полученного документа.

Примечание: Для удобства чтения наведите курсор на интересующую Вас страницу и нажмите на левую клавишу мышки. Страница откроется в новом окне. Для дальнейшего её увеличения повторите процедуру ещё раз.

  

Обратите внимание на то, что в этом документе очень много говорится о решении Пресненского суда от 16.02.2011 г. в части, касающейся начисленной, но не выплаченной заработной платы за ноябрь 2006 г.
Вместе с тем, строго говоря, поданная истцом кассационная жалоба затрагивает совершенно иные части решения Пресненского суда, а именно:
- неправильное оформление работодателем трудовой книжки при её выдаче на руки истцу (отсутствуют записи о дипломатических рангах); и
- истребование оставшихся у работодателя личных вещей истца,
отказ в удовлетворении которых определением Мосгорсуда мотивирован достаточно хило, а если быть предельно точным, то, по-сути, отказ в этой части вообще является незаконным.
Разве можно считать обоснованием то, что истец не обратился к ответчику с просьбой внести соответствующие записи в трудовую книжку? А что в таком случае делал представитель ответчика в суде с ноября 2010 г. (когда было заявлено это требование) до момента вынесения решения первой инстанции (16 февраля 2011 г.)? Сидел в зале суда в качестве бутафории и хлопал ушами? Или судьи полагают, что предъявленное требование не является одновременно заявлением в адрес ответчика? А как же тогда оценить подаваемые ответчиком письменные отзывы, в которых он не признавал все без исключения предъявленные к нему требования? Разве это не фактический документально подтвержденный отказ?
Об оставшихся в посольстве за рубежом вещах еще более странное и нелогичное решение суда.
В этом вопросе наблюдаются не просто чиновничье правовое невежество, нерасторопность и нежелание признать ошибку, как в случае с записями в трудовую книжку, но и кое-что посущественней.
Это уже можно квалифицировать в качестве прямого издевательства над здравым смыслом и человеком, если не пыткой в отношении последнего.
Судите сами.
Истец проработал за границей в течение нескольких лет. Естественно, все без исключения его личные вещи находились при нём по месту нового жительства за рубежом.
Затем истца сопровождают под присмотром офицера по безопасности в Москву (формально направляют в командировку на несколько дней для выяснения некоторых связанных с инцидентом деталей).
Истцу "рекомендуют" захватить с собой лишь небольшую спортивную сумку с парой носок, зубной щеткой, бритвой и т.п. Всё остальное (156 кг) остается за рубежом под ключом в занимаемой им служебной квартире при посольстве.
В Москве истцу объявляют о том, что его задерживают до особых указаний. Отбирают авиабилет на обратный рейс и изымают у него паспорт, дающий право выезда за границу.
Всё последующее время его подвергают самым разнообразным мероприятиям-экзекуциям, в т.ч. в стенах Лубянки, включая психологические экспертизы, "беседы" и полиграф.
В результате осуществленных в отношении истца проверок, не выявивших криминала с его стороны (подтверждением является письмо из ФСБ по запросу суда), через девять с лишним месяцев МИД увольняет его с государственной службы "задним" числом (приказ от 7 сентября 2007 г., а дата указанного в в этом же приказе увольнения - 23 ноября 2006 г.). Т.е., как им кажется, прячут "концы в воду".
Другими словами, между истцом и его личными вещами мидовцы, а позднее и сам суд, возводят непреодолимые барьеры.
А потом, в т.ч. в ходе судебного разбирательства, с ухмылкой заявляют истцу в лицо, дескать, "ваши личные вещи - это ваша личная проблема, - нужно было их вовремя получить". (Абсурд какой-то. Задним числом, что ли? Подарите машину времени!).
Но скажите на милость, кто создал столь унизительную и антигуманную по своей сути ситуацию? И как истцу разрулить её собственными силами без опоры на справедливый (где ж его взять?) суд, если он, истец, лишен элементарной возможности выезда за рубеж, а посольство продолжает упорно незаконно удерживать (владеть) заведомо не принадлежащее ему имущество под предлогом того, что в его, посольства, обязанности входит лишь оплата доставки, но не сама доставка?
Вопрос упёрся в банальное действие: кто конкретно физически перенесет хранящиеся в чулане посольства коробки во внутрь направляющегося в Москву транспортного средства. (Обратите внимание на то, что эти коробки упаковывали посольские работники без соответствующего уведомления истца. Волевым решением посла. Причем, сделано это было в апреле 2007 г., т.е. спустя четыре месяца после депортации истца в Москву).
Следует заметить, что суд, проявив поразительную изворотливость в ходе состоявшегося судилища, при этом снизвёл себя до уровня обыкновенной прислуги - феМИДы.
Оставшись на Родине без средств к существованию (зарплаты, в т.ч. за отработанное до инцидента время) и в неведении (практически все без исключения изданные в отношении истца в этот период документы были от него тщательно скрыты), без личных вещей, оболганным (в документах содержится откровенная ложь), опустошенным морально и физически (некоторое время истец не мог самостоятельно передвигаться на собственных ногах), с подорванным здоровьем (кашель не проходит до сих пор), истец попал в положение самого настоящего бомжа. Ведь "благодаря" сложившемуся положению место его жительства оказалось неопределенным.
Что это, если не учиненная в отношении него изощренная пытка со стороны новоявленных инквизиторов?