November 11th, 2012

фотограф_2

О головных болях

головная боль[1]Третьи сутки днем и ночью напролет нещадно болит голова.
В прямом смысле. Трещит как сухое полено в печи.
Морально и физически изматывающее организм чувство не покидает даже во сне. Колет в висках, в области темени, а больше всего где-то чуть выше надбровных дуг. Кажется, нет того места в черепной коробке, которое бы не ныло. Избавиться от охватившего недуга не помогают ни свежий воздух, ни поглощаемый пачками "Вертигохель". 
В это время нет никакого желания что-либо делать, даже не хочется думать о важных моментах текущего дня. 
Вот тут-то как будто бы воспользовавшись образовавшимся вакуумом в голову сами собой назойливо лезут мысли из прошлой жизни - ВОСПОМИНАНИЯ.
Поведаю лишь о двух из них, пересекшихся между собой удивительным образом. 

Вначале о фоне, на котором они проявились. 
Недавние документы, в частности, указанные в последних апдейтах к посту о ракушках, готовил скорей всего на автомате. Без полной отдачи творческих сил и накопленных в ходе борьбы за свои права знаний. И дело не в том, что поднятая ныне тема "ракушки" мелковата. Просто устал. 
Устал от осознания безнадежности. Устал от беспредела со стороны судебной системы. Устал от неравной схватки с монстром, имеющим короткую и звучную аббревиатуру из трех букв.
Сжимавшие шариковую ручку пальцы совершали работу последних дней повинуясь всего лишь инстинктам. 

Воспоминание 1. Откуда берутся бойцовские качества. 

С психологическими перепадами настроения сталкивался и в молодые годы. Но то были примеры противоположного свойства, когда будучи в хлам измотанным на помосте ринга, находил в себе резерв для достойного завершения боя. Один из таких поединков с чемпионом северной зоны СССР А.Михайловым описан в хранящейся у меня газете. Это был мой первый бой с титулованным соперником.  В дальнейшем встречался на ринге с другими маститыми боксерами - чемпионами и призерами первенства Москвы, республик и СССР, а также с членом сборной СССР участником Олимпийских игр в Мюнхене мастером спорта международного класса Геннадием Доброхотовым.
Вспоминаю небольшой белорусский городок на границе с Россией, куда нас троих - меня с Геннадием и моего друга, с которым в юношеские годы часто собирались семьями, Михаила Казимирова (ныне гендиректор крупнейшего в стране золотодобывающего рудника в Магаданской области - сведения трехлетней давности), - направили в 1975 году для показательных выступлений мастер-класса по случаю какого-то местного праздника.
Так что, туго сжатые кулаки и упрямо стиснутые через капу зубы для меня не новое состояние.
Но это были честные бои в своей весовой категории по понятным правилам. 

Происходящее же со мной в последние годы, - заведомо неравный бой, в котором, образно говоря, бойца легкого веса обязали сражаться в классическом стиле, а его противнику-тяжеловесу позволили применять приемы из более жесткого вида спорта - боев без правил. 
Однако ситуация, с которой пришлось столкнуться мне в реальных судах оказалась намного омерзительней. Даже районная шпана не позволяет себе вольностей, выходящих за пределы неписаного кодекса чести. 

Представьте следующую картину. На ринг выходят те же два боксера - легкач, боксирующий в классике, и тяж, наносящий удары без правил, - но коварный рефери в самый разгар боя подкравшись сзади неожиданно бьет боксера легкой весовой категории твердым предметом в незащищенный затылок. 
Как Вам такое судейство? Где тут равноправие, справедливость и все остальное? Вот и меня переполняет негодование от того беспредела, который я пережил в так называемых российских судах. 
Я готов драться с монстром МИДом, но в рамках обоюдообязывающих правил. Драться против соперника и судьи одновременно - нечестно. 

Воспоминание 2. Как я непосредственно участвовал в создании системы экспортного контроля в России. 

Чтобы не быть голословным, по возможности, подкреплю ключевые моменты своего дальнейшего рассказа аргументами и ссылками на источники, достоверность которых не должна вызывать сомнений (огромная просьба к чекистам: пожалуйста, не беспокойтесь, разглашать государственные тайны и секреты не намерен, хотя, изнывающие от безделья и охочие до регалий, наград и званий ваши многочисленные добровольные помощники могут и из мухи раздуть слона. Последнее проверено на собственной шкуре, к тому же в помощь таким добровольцам подоспела новая редакция статей Уголовного кодекса о шпионаже и госизмене - читайте апдейт от 14.11.2012 в моей подборке "Как оно лепится..."). 

Итак, в первой половине 90-х годов я оказался в самом центре водоворота важных государственных событий. 
Это было еще то короткое время, когда на ответственные посты в госструктурах продвигали не только по принципу личной симпатии, кумовства и преданности, а назначали проявивших себя в деле профессионалов, способных в сжатые сроки найти альтернативу отжившей свой век, но продолжающей бытовать практике. 
Нет, речь пойдет не о разворовывании разгосударствлении общенародной собственности. На решение этой задачи был приглашен Анатолий Борисович Чубайс. 
Персонально передо мной была поставлена иная менее известная широкой публике общегосударственная задача - организовать в масштабах страны разработку, внедрение и обеспечение функционирования системы экспортного контроля в ядерной области, гарантирующей выполнение Россией взятых на себя международных обязательств в области нераспространения ядерного оружия. 

Collapse )

Вместо эпилога. Головная боль перестала изматывать, ностальгия прошла, писать о себе не люблю, поэтому оставлю данный пост незавершенным. Пусть торчит в журнале по-визборски - "словно в ночи луна, словно в степи сосна, словно в году весна".
До лучших (или все же худших?) времен. Наверняка когда-нибудь сочту уместным и расскажу подробно в ЖЖ не только о своих судебных мытарствах, но также о собственной судьбе и себе лично. В умеренном объеме, чтобы не превратить тематический дневник в автобиографическую повесть или тем более в мемуары.