dipkor (dipkor) wrote,
dipkor
dipkor

Category:

Чего изволите, господин президент?!...

На продолжение темы "Мининдел РФ высветился перед мировым сообществом мелким лгунишкой международного масштаба?" навёл меня мой белорусский взаимный френд.

Итак, "Российская дипломатия: послы или посыльные?".
А может быть натуральные ослы, как Павлов и его отпрыск Боря, о которых говорится в одном из моих прошлогодних постов?
Вопрос не праздный. От правильного ответа на него во многом зависит быть или не быть нашей измученной ослами стране.

putin_lavrov

Воспроизвожу статью независимого публициста Кямрана Агаева дословно, т.е. без каких-либо купюр с моей стороны.

Слова, сказанные мудрым человеком в прошлом, но сохраняющие актуальность на все времена, о том, что дипломат, не давший своей стране друзей, не может считаться дипломатом, к сожалению, применимы и к внешнеполитической службе РФ, которая все больше и больше обслуживает путинский режим, бросивший вызов окружающему миру. Достаточно проанализировать интервью, выступления, статьи и фразеологию главы МИД России за последнее время, чтобы убедиться в том, что они практически являются продолжением риторики, принятой на вооружение главой государства – от надуманных подозрений во враждебности всех и вся, всевозможных предупреждений различным странам, неуместных грубых подковырок до прямых военных угроз и энергетического шантажа.
Если к этому добавить и такие ходы, типа "на себя посмотрите", "вам можно, а нам нельзя", то картина "дипломатических" приемов, применяемых Москвой, становится полной.
Однако, вершиной и квинтэссенцией внешней политики Кремля можно считать недавнее путинское олицетворение России с медведем, который, как хозяин тайги, ни у кого разрешения спрашивать не будет и никому ее (тайгу) не отдаст. При таком упрощенном подходе, зачем тогда выдумывать объемную внешнеполитическую концепцию, над которой трудится не один десяток дипломатов и ученых. По Путину и так все ясно!
Если подытожить эволюцию, которую прошла дипломатия новой России после распада СССР, то необходимо выделить два ключевых момента. Первый связан с Андреем Козыревым – первым министром иностранных дел РФ, пытавшимся придать российской дипломатии человеческое лицо, сориентировать ее на западный вектор. Это и стало причиной нападок на него со стороны так называемых патриотов и силовиков, которые уже начинали давление на Ельцина и фактически приостановили начавшуюся демократизацию российского общества.
Замена Козырева в 1996 году на представителя спецслужб Евгения Примакова – главы СВР – означала конец романтического периода внешней политики России. Второй, и самый существенный момент также связан с спецслужбами, которые, после волюнтаристского назначения Ельциным в начале премьером, а затем президентом РФ выходца из КГБ СССР, директора ФСБ РФ, постепенно стали охватывать всю страну своими зловещими путами.
Не исключением в этом стало и дипломатическое ведомство, которое Путин фактически сделал придатком своей администрации. В соответствии со своими, сформировавшимися в чекистский период, взглядами на окружающий мир во главе этого ведомства ему нужен был человек, владеющий качествами Вышинского, Молотова и Громыко одновременно. Выбор пал на постпреда РФ в ООН Сергея Лаврова, который, как показали дальнейшие события, оправдал надежды нового президента.
Одновременно Путин изменил и порядок ведения внешнеполитических дел, все больше концентрируя их в своей администрации: глава МИДа уже не вправе был, как при Ельцине, напрямую звонить президенту, ему дозволялось общаться с ним через помощника по международным вопросам.
Не без оснований считается, что суть путинской внешней политики наиболее выпукло проявилась в его Мюнхенской речи 2007 года, положившей начало новой холодной войне и открытому противостоянию с Западом.
С этого момента антизападничество, прежде всего антиамериканизм, стали стержнем внешнеполитической деятельности, мерилом и шкалой для принятия решений по тем или иным проблемам. Складывается впечатление, что в Кремле стали думать больше о том, как бы насолить американцам, вставлять "палки в колеса" американской администрации, чем проводить самостоятельную политику.
Отсюда и стремление к расширению сотрудничества со странами-изгоями, попавшими в немилость Белого дома, без учета политических рисков, сопровождающих подобное сотрудничество. Наиболее яркий пример – Ливия, которой Кремль бездумно списал долг в 4,5 млрд долларов незадолго до свержения Каддафи.
Сирия, Иран, Северная Корея, Куба, Венесуэла и другие подобные страны в представлении Кремля – союзники, но в реальности рассматривают Россию как инструмент решения своих текущих проблем.
Ревнивость и болезненность в вопросе сотрудничества бывших советских республик с Евросоюзом и НАТО привели к открытому противостоянию с Грузией и Украиной, результатом чего стала потеря суверенных территорий этими странами. Кремль предупреждает о подобных последствиях и имеющую пророссийское сепаратистское Приднестровье Молдову, подписавшую вместе с указанными странами Соглашение об ассоциации с ЕС.
Крымская авантюра Путина окончательно развеяла сомнения относительно подхода Москвы к международному праву, соблюдению ранее достигнутых договоренностей и выполнению подписанных соглашений, подвела черту под чекистско-совковым пониманием миропорядка.
Закономерным аккордом политики противостояния с Европой и США стало введение последними широких санкций против путинского режима и его сторонников, в результате чего Россия, по иронии судьбы, встала в один ряд со своими так называемыми союзниками из числа стран – международных изгоев.
Это оказалось достойным финалом паразитирования путинской администрацией внешней политики, сведения МИДа до простого наблюдателя и исполнителя вредных наполеоновских планов и претензий на особый путь развития.
Игнорирование Путиным и его окружением дипломатических методов в решении сложных международных проблем, забвение исторических традиций русской дипломатической школы дорого обходится России, оказавшейся в итоге в полуизолированном положении, фактически без надежных друзей.
Вызывает большое сожаление тот факт, что международные выкрутасы Путина, его шапкозакидательство ни разу не получили должной оценки со стороны дипломатов-профессионалов, прежде всего послов. Виной тому злополучная путинская вертикаль, которая пронизала и внешнеполитическую службу, сковала инициативу дипломатических работников, фактически отодвинула их от принятия решений, в которых все больше видна чекистская рука. И потом, не в наших традициях не соглашаться с вышестоящим начальством и, тем более, подавать в отставку, как это сделал посол Великобритании в Ираке в знак протеста против американо-английского вторжения в эту страну.
В этой связи приходят на ум слова еще одного умного человека: дипломат служит не тому или иному режиму, а своей родине.

Добавить пока нечего: по-моему, на текущий момент достаточно хорошо сказано.
Tags: Лавров, Путин, СМИ, политика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments