dipkor (dipkor) wrote,
dipkor
dipkor

  • Mood:

«Зелёные человечки» заметно помутнели...

...и поднимающаяся со дна «муть» начинает тревожить породившую её нынешнюю российскую власть

О #крысоедах уже писал в своём дневнике здесь и здесь.
i (9)_2Теперь обратите внимание ещё на одну поучительную историю о том, как в неумелых руках плодятся эти зверьки-каннибалы, а затем отвечают своим радетелям по «принципу бумеранга»:



На фоне относительного затишья в Донбассе в приграничные районы Ростовской области начинает приходить все больше нелегального оружия. По данным ГУ МВД по Ростовской области, число преступлений, связанных с применением оружия, выросло на 12,5%, а число пресеченных преступлений, связанных с его незаконным оборотом, — на 23,4% по сравнению с тем же периодом 2014 года. Донецк и Луганск стали неисчерпаемыми источниками нелегального огнестрельного оружия, которое по-прежнему непросто переправить в Россию, но некоторым это удается.

Ростовская область с самого начала конфликта в Донбассе стала перевалочным пунктом не только для бегущих от войны жителей Украины, но и для тех, кто, наоборот, уезжал воевать за самопровозглашенные Донецкую и Луганскую народные республики (ДНР и ЛНР). Называются разные цифры относительно того, сколько российских добровольцев за время конфликта уехало в зону конфликта. Например, бывший премьер-министр ДНР Александр Бородай не так давно утверждал, что через войну в Донбассе прошло не меньше 35 тыс. россиян.

Российские власти уже давно думают над тем, как быть с возвращающимися с войны ополченцами. Ранее в Госдуме выступали с идеей присвоить им статус ветеранов боевых действий, но это фактически означало бы официальное признание российского участия в войне на Украине. Афишировать посредством ветеранского удостоверения свое участие в боевых действиях в Донбассе не готовы и многие ополченцы.

Тем временем власти Ростовской области уже год повышенное внимание уделяют возможным последствиям присутствия ополченцев в регионе. В конце декабря 2014 года губернатор Василий Голубев провел заседание, на котором был принят комплексный план действий координационного совещания по обеспечению правопорядка в области на 2015 год. Представители всех местных силовых ведомств единогласно включили в первую, приоритетную часть программы-2015 пункт «Об эффективности принимаемых мер по противодействию контрабанде оружия на российско-украинском участке государственной границы». В областном правительстве уже тогда осознали, что Донбасс может стать неисчерпаемым источником нелегального оружия.

В областном ГУ МВД на запрос «Ъ» о том, как повлияли боевые действия на нелегальный оборот оружия в Ростовской области, сообщили, что отмечают хотя и небольшой, но рост подобных преступлений. С января по июль текущего года в области зарегистрировано 501 преступление, связанное с нелегальным оборотом оружия, а с января по август полицейские изъяли десять автоматов, два карабина, шесть пистолетов и револьверов, а также два пистолета-пулемета. «На 12,5% по сравнению с прошлым годом возросло число преступлений, совершенных с применением оружия, при этом количество пресеченных преступлений, связанных с незаконным оборотом оружия, выросло на 23,4%», — заявили в полиции. Тем временем опрошенные «Ъ» ополченцы рассказывают, что летом контроль на основных пропускных пунктах, через которые можно попасть в Донбасс, Изварино и Гуково, серьезно ужесточился. «Там и очереди стали длиннее из-за тщательного досмотра, и часто стала приходить информация, что пограничники проводят оперативные мероприятия. Все явно поняли, что стволы могут в Россию сейчас хлынуть», — говорит один из них. То есть оружие через Ростовскую область из Донбасса по-прежнему провезти непросто, но это происходит, и власти этим обеспокоены.

Сами ополченцы рассказывают, что в зону боевых действий периодически стали наведываться «персонажи, которые приехали явно не воевать, а строго за оружием». Например, Игорь Мангушев, воюющий в Луганске в составе военного объединения, называющего себя Enot Corp., рассказывает, что не так давно в район Краснодона приезжала группа чеченцев. «Все привыкли, что они едут воевать, а они в общем и не отрицали. Но в Краснодоне они взяли стволы и уехали. Уже потом стали их пробивать и узнали, что они на Северном Кавказе воюют за бандподполье», — рассказал он корреспонденту «Ъ». Остальные ополченцы это не подтверждают. «Про чеченцев — маловероятно, им просто невыгодно, но другие могут и вывозить», — сказал один из добровольцев, попросивший не называть его имени.

Судя по тому, что из Донбасса постепенно начали выдавливать излишне политизированные группы российских ополченцев, тема контрабанды оружия в последнее время действительно стала тревожить власти. В первую очередь это коснулось военного объединения «Интербригады», созданного членами «Другой России» — партии Эдуарда Лимонова, с самого начала активно поддержавшей самопровозглашенную Новороссию. Через «Интербригады», по данным партии, прошло минимум 1,5 тыс. добровольцев. Как рассказал «Ъ» воюющий под Луганском другоросс Сергей Фомченков, летом он с соратниками стал замечать «странное противодействие со стороны министерства госбезопасности ЛНР». «К нам стали прибиваться какие-то мутные личности, больше похожие на засланных агентов», — рассказывает он. В частности, утверждает господин Фомченков, в июне в батальон вступил боец с позывным Док, который отношения к «Другой России» не имел, но идеям ее симпатизировал. «В какой-то момент мы узнали, что он набрал трофейного оружия и дал показания в МГБ, что везет его в Россию, чтобы с нами делать там революцию. Мы этот вопрос в итоге утрясли, но осадок остался», — рассказывает другоросс. По его словам, на этом проблемы «Интербригад» не прекратились: «Где-то нам стали намекать, что лучше нам ехать отсюда, распускались слухи про то, что нацболы (Национал-большевистская партия, запрещена в России, большинство ее членов перешли в состав “Другой России”.— “Ъ”) якобы за Украину тоже воюют. Из Донецка, кстати, наших бойцов и вовсе выслали несколько месяцев назад». При этом вернувшийся в Москву Док, утверждает господин Фомченков, стал активно встречаться с членами «Другой России», заговорщически предлагая им «достать еще оружия и устроить наконец революцию». «Это все очень похоже на провокацию, причем организованную российскими силовиками. Такое ощущение, что нашему возвращению явно в Москве рады не будут», — считает господин Фомченков.

Находящийся в Москве член исполкома «Другой России» Сергей Аксенов говорит, что нацболы, несмотря на активную поддержку Новороссии, не почувствовали изменения отношения к себе со стороны госструктур РФ. «Как не пускали в политику, так и не пускают. Похоже, что властями люди, объединенные в политическую организацию, воспринимаются с опаской не в военном, а в политическом смысле: участие в войне в Донбассе как бы дает моральное право на участие в российской политике», — говорит он.

Еще до начала проблем у нацболов Донбасс при странных обстоятельствах вынуждены были покинуть члены подразделения «Русич», в котором состоит довольно много российских националистов, в том числе ультраправый уроженец Санкт-Петербурга Алексей Мильчаков. «Мы не готовы воевать непонятно за чьи интересы», — заявил он в июле и вывел подразделение из Донецка в Россию якобы «на переоснащение». С тех пор бойцы «Русича» на территории самопровозглашенных республик не появлялись. При этом Сергей Фомченков утверждает, что на бойцов подразделения также оказывалось давление по линии МГБ ДНР и российской ФСБ. «Власти боятся политизированных ополченцев, которые во время затишья могут начать возвращаться, привозя с собой оружие, чтобы потом применять его здесь», — считает господин Фомченков.

В ФСБ РФ комментировать эту информацию для корреспондента «Ъ» не стали.

Григорий Туманов
Tags: Украина, власть, детские игры, их нравы, крысоеды, ловушка, маразм, перепост, политика
Subscribe

Posts from This Journal “крысоеды” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment