dipkor (dipkor) wrote,
dipkor
dipkor

Протокол или прокол?

Выкладываю "со слезами на глазах" фотокопию полученного сегодня в Пресненском суде протокола заседания от 2 декабря 2011 года, судья Печенина (в зале велась разрешённая судом аудиозапись, сличение которой с протоколом ещё предстоит):
Прошу простить за низкое качество снимков (из-за большого объёма фотографируемого материала опасался, что не хватит места в памяти фотоаппарата). Со временем постараюсь этот недостаток исправить.

Театр абсурда: кукловодимые кукловоды. Обратите внимание на то, как судья начала "за здравие", а закончила "за упокой". Третий раз за этот год столкнулся в судах с подобной казуистикой (до пресненской Печениной были ещё мосгорсудовская Магжанова и савёловская Королева). Удивительно, насколько трафаретно ведёт себя вся эта братия. Их что, этому дрессируют в школах повышения мастерства? Или друг от друга гадостей набираются?
кукловодящие кукловодыЗаметил ещё один излюбленный ими приём - "катить бочку" на представителя стороны, которую требуется выбить из равновесия. Для этого применяется довольно примитивный способ, который заставляет этого представителя нервничать, а также терять самообладание и выбранную линию отстаивания в суде своих законных прав и интересов. Достаточно на каждый поворот головы такой жертвы или обыкновенный её вздох громогласно заорать: "Я сейчас вас удалю из зала! Вы мешаете суду работать!". И это при всём том, что когда этим же самым судьёй зачитывается важная информация, судья озвучивает её почти погребальным шёпотом, раздающимся из потустороннего мира.
В этой связи обратите внимание на последнюю строчку стр.1 документа.
Кстати, в протоколе говорится о том, что заседание проводилось в закрытом режиме, а в самом решении - открытом. По Фрейду подобная оговорка не является случайной. Она специфична для определённой категории служащих, и присуща работникам Мосгорсуда или МИДа, где имеют дело с гостайной, а не представителям Пресненского суда, никогда не работавшим с секретными документами в судебном процессе. Поэтому вполне логично допустить, что проекты протоколов и решения изначально написаны в стенах внешнеполитического ведомства.
Пару слов о постановочной части заседания.
Вчитайтесь и вы заметите, как все вопросы судьи, касающиеся рассмотрения другого дела в Мосгорсуде, наигранно отводятся представителем ответчика. Получается, либо Печенина лезет за пределы сферы своей профессиональной компетенции, либо представитель ответчика увиливает от ответов на заданные судьёй прямые вопросы. И то, и другое настораживает, не развод ли лохов происходил, другими словами, не разыгрывался ли в ходе так называемого разбирательства элементарный спектакль, в котором истцу отведилась роль зрителя, неожиданно обливаемого в конце постановки холодной водой из судейского ушата? При этом поведение представительницы ответчика, не ответившей ни на один вопрос по существу дела, не находит должного отражения в документе суда. Не странно ли? Но именно таким этот театрализованный маразм в конце заседания предстал во весь рост.

Кто-нибудь может подсказать, какие меры необходимо предпринять в первую очередь в случае, если представитель ответчика безбожно переврал показания своего же свидетеля, которые тот дал в другом процессе, что подтверждается соответствующей протокольной записью, и эти, мягко говоря, несоответствующие истине слова представителя ответчика нашли своё отражение в рассматриваемом протоколе?
И как такое действие представителя ответчика расценивать: как попытку ввести суд в заблуждение, или мы просто столкнулись с клиническим случаем укороченной человеческой памяти?
Свои соображения по этому поводу или совет можно направить в личку.

Tags: Печенина, Пресненский, заседание, протокол, суд, судебная практика, судья, трудовая книжка
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment