dipkor (dipkor) wrote,
dipkor
dipkor

Categories:

Шуточки в сторону...

Сегодня состоялось второе заседание в Мосгорсуде (Э.А.Магжанова). Началось оно с того, что ответчик заявил ходатайство о применении сроков давности, установленных ст.392 ТК РФ, и просил суд отказать в полном объеме в удовлетворении выдвинутых истцом требований, а именно:
     - о восстановлении на работе в МИД России в прежней должности;
     - о признании приказов МИД России №___ и №___ недействительными;
     - о взыскании с МИД России заработной платы (как долларовой, так и рублевой частей) за время вынужденного прогула с 24.11.2006 г. по 30.11.2010 г.;
     - о взыскании с МИД командировочных расходов за время пребывания в Москве с 24.11.2006 г.

Не это ли является свидетельством того, что ответчик признает свою несостоятельность аргументировано вести спор по существу выдвинутых к нему исковых требований?
После мотивированного возражения истца против заявленного ответчиком хотатайства (истец настаивает на исчислении срока с момента предоставления истцу копии приказа об увольнении - 9 ноября 2010 г., или трудовой книжки - 1 июля 2010 г.), суд приступил к рассмотрению дела по существу, оставив хотатайство ответчика до конца не рассмотренным.
С показаниями в поддержку ответчика выступил свидетель (специально вызванный из Минска советник посольства РФ в Белоруссии). Конечно, кормящийся из рук МИДа сотрудник посольства, как "это полагается", беззастенчиво приврал. Причем, даже по тем позициям, которые легко опровергаются (по понятным соображениям пока не стану забегать вперед, узнаете о них 1 апреля). А ведь человек дал подписку говорить "правду и только правду"...
Также ответчик предоставил на обозрение суда ряд секретных материалов. Учитывая их закрытый характер, содержание не раскрываю, однако в отношении одного из них - заключения междепартаментской комиссии - отмечу следующее (касаюсь только его формы, а не существа).
Во-первых, ксерокопия с секретного документа оформлена с нарушением установленных правил (при размножении подобных материалов на копии обязательно проставляется новый учетный машинный реквизит, чего ответчик не сделал. Отсюда вывод: копия произведена без должного оформления, т.е. нелегально с нарушением действующих норм. Более того, документ доставлен представителем МИД "под мышкой" в папочке на общественном транспорте, а не фельдсвязью через спецчасть, как полагается в подобных случаях. (И чем тогда сегодняшний поступок представителей ответчика отличается от действий четырехлетней давности истца? Кстати, и мотивы совершения проступка совпадают - обе стороны стремились облегчить свою работу, пренебрегая рутинными правилами секретного делопроизводства. Однако, ответчик вынес копию документа с грифом за пределы охраняемой режимной зоны, а истец не выносил. Аргумент, дескать, истец хотел попытаться скрытно это сделать, - не проходит. Хотя бы в силу того, что истец намеревался получить разрешение на такой вынос, что не возбраняется правилами, но не успел, т.к. его до этого "повязали").
Во-вторых, если подобный документ имеет номер, то в последнем в зависимости от степени секретности проставляется буква "с" или две буквы "сс" ("сережка"/"две "сережки"), чего в представленной суду копии не было сделано. Нужно думать, просто не хватало места, поэтому букву впечатывать не стали.
В-третьих, если на первых двух из трех листов указан машинный номер (внизу в левом углу), то третий лист скопирован без "оборотки". Дело в том, что в реквизите под названием "оборотка" приводятся сведения, касающиеся процесса засекречивания документа - не только имя исполнителя, количество экземпляров, куда они разосланы, но и дата исполнения). По "оборотке" легко установить, секретился документ с самого начала, т.е. когда печатался, или намного позднее.
Таким образом, МИД не развеял, а только усилил подозрения в том, что документ засекречен "задним" числом (через три года) умышленно.
Истец данные сомнения изложил в суде.
Несколько характерных моментов, можно сказать казусов, возникших в ходе заседания:
1. Ответчик вновь кивнул на то, что в свое время "пожалел" истца и не дал ход уголовному делу (читайте на странице ЖЖ сообщение "Не было забот - купила баба порося..."), о чем сегодня сильно сожалеет. При этом посетовал на "мягкость" заключения мидовской междепартаментской комиссии.
Наверное, представитель МИД перепутал причину со следствием и забыл, что эта злополучная комиссия вынесла свое решение после того, как ФСБ завершила свою проверку в отношении истца и о результатах проверки сообщила в МИД. Или в МИДе полагают, что способны более квалифицированно оценить степень тяжести свершенного истцом проступка?
Скажу более, председатель комиссии и один из ее членов, имена которых истец раскрыл только сегодня, имели личный интерес - "утопить подследственного". (Кстати, не по этой ли причине три с половиной года скрывали документ от моих глаз?). По тактическим соображениям подробности данного нюанса раскрывать пока не стану, скажу лишь то, что председатель комиссии подписывал данное заключение, держа в одной руке чемодан, т.к. его к тому времени уже назначили на очень важный пост в международной организации под названием ОБСЕ (интересно, как он сейчас отстаивает права человека на новом месте, если на старом их безбожно попирал, т.е., пользуясь своим служебным положением, расправлялся с неугодными?).
2. Представитель МИД (по присущим такому типажу людей признакам - режимщик) заявил, мол, истца наказали за то, что "он неискренне повел себя", когда предстал перед специально созданной по поводу его проступка комиссией посольства, и тем самым дал "веские основания считать, что он работал на иностранную разведку". Вот те раз! Презумпция невиновности - сказки для верующих. Оказывается, времена "чистосердечного признания" живут и здравствуют! Не говоря уже о шпиономании. Признание - вершина доказательства (Вышинский). Получается, что истец должен был "чистосердечно признаться" в том, что он мерзкий изменник Родины, и получить более "достойное" наказание?
3.Он же в ходе судебного заседания сделал феноменальное заключение: подобный проступок мог совершить "либо шпион, либо больной человек". Не стану иронизировать по поводу его врачебных качеств, отмечу лишь одно: в своем глазу не видит сук, а в чужом усмотрел соломинку. Ему ли, притащившему под мышкой секретный документ, судить о психологических и правовых моментах дела, связанного с истцом? (Хочу отметить, что разборки по поводу личных оскорблений и выпадов, которые позволяют себе представители МИД в устной и письменной формах, еще предстоят. Ничего не замеченным не остается).
4. По словам всё того же солидно выглядещего со стороны представителя МИД, досье истца "оказалось чистым", точнее, "пустым". Представитель даже высказал перед судом недоумение в том, что никак не может понять, как это могло произойти. Чуть ли не ставил все эти недоразумения в вину истцу.
Ухохочешься над такими умозаключениями. Видимо, у истца "длинные руки", раз он достал до самых потаенных мидовских мест. (Хорошо бы, но об этом можно только мечтать). После высказываний подобного рода как-то стало боязно за ФСБ, как бы ее не упрекнули в помощи истцу.
5. А чего стоит ответ другого солидного "дяди", который на замечание судьи о разведенном в МИДе бардаке, простодушно ответил, дескать, после такого урока, какой им преподнес истец, в МИДе будет наведен строгий порядок. Детский сад, право, если не дурдом...

Мидовцы до сих пор не смогли найти экземпляр бессрочного контракта (должен храниться в кадрах в личном деле), подписанного истцом, и свои рассуждения строят на гипотетическом варианте, умозрительно сконструированном по типовой форме. Документ важен в оригинале, т.к. на него, точнее, на содержащееся в нем требование делается ссылка в качестве обоснования увольнения. Еще он важен потому, что в нем содержится раздел с индивидуальными дополнительными условиями договора, и на вопрос, что в этом разделе зафиксировано, может ответить лишь подлинник. Представители МИД (на этот раз их было трое, не считая свидетеля) высказали предположение о том, что вопреки правилам оригинал документа отправлен в ФСБ (?!) и в МИДе не осталось даже его копии.
Суд обязал ответчика разыскать недостающие документы и предоставить их на следующее заседание, которое назначено на 1 апреля с.г.
Интересно, кто же в столь замечательный праздничный день подстать проявит своё истинное дурацкое лицо?
Tags: МИД, Магжанова, Мосгорсуд, ФСБ, восстановление, гостайна, дело, дипломат, заседание, иск, мидачество, посольство, суд, трудовой спор, увольнение, шпион, юридическая практика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments