dipkor (dipkor) wrote,
dipkor
dipkor

Categories:

«Впервые раскрыта работа Центра "Э". Задержания на митингах. Суды за репосты. Как это делается»...

《«Немного притупляется чувство жалости, чувство человечности. Ты не отдаешь себе отчет в том, что какими-то действиями, возможно, ставишь крест на чьей-то судьбе. На возможности жить нормально.»
А вы удивляетесь, откуда все эти дела за репосты :)) Слушайте и не говорите что не слышали!》

Картинка из видео:
позорно
засветился
вот он "в кожаной куртке и синей фуражке"
Аудио статьи (сайт)
Published on Aug 24, 2019
Ссылка на видео: https://www.youtube.com/watch?v=yPqhMfsxDhg
Основное содержание видео по ссылке:


《Что сотрудники Центра «Э» делают на митингах? Почему они все одинаковые? Откуда берутся дела за репосты? Отвечает бывший сотрудник подразделения Владимир Воронцов – это крайне интересный материал от либеральной Медузы [ подробнее на сайте Медуза - dipkor ] . Просто вдумайтесь, о чём рассказал сотрудник, какой на самом деле бардак там творится. Выдержки для вас зачитываю.
На митингах можно заметить людей в штатском, которые снимают протестующих на камеры. Время от времени похожие люди указывают полицейским, кого задерживать. Такие же сотрудники, но за закрытыми дверями заводят дела за репосты в социальных сетях. Все они работают в Центре «Э», о внутреннем устройстве которого известно не много.
Что такое Центр «Э»?
Название говорит само за себя — это Центр по противодействию экстремизму. Создали его 6 сентября 2008 года на базе похороненного УБОПа. В Москве центр изначально был создан в центральном аппарате, а к 2012 году в связи с протестами их стали создавать и в управлениях внутренних дел по административным округам. Если говорить только об аппарате города, то там работают около ста человек. В каждом округе — еще примерно по десять сотрудников.
Со стороны кажется, что Центр «Э» — монолитная контора, которая занимается только репостами и борьбой с инакомыслием. Многие воспринимают его как некую политическую полицию. Отчасти это так — думаю, что сотрудники мониторят всех значимых оппозиционеров. Но отчасти нет. Например, в ЦПЭ есть отдел, который занимается координацией антитеррористической деятельности, — он никак не связан с протестами и оппозиционерами. Там люди борются с тем, что на сегодняшний день является, наверно, абсолютным злом.
Другое дело, что несложно вычислить сотрудника в человеке, который стоит рядом с людьми в форме и общается с ними так, что видно: это не случайный прохожий. Тем более что они обычно ходят в джинсах, туфлях и с кожаной сумкой. Я называю это «Опер кожаная сумка».
А в целом у сотрудников ЦПЭ такая же профдеформация, что и в целом в полиции. Немного притупляется чувство жалости, чувство человечности. Ты не отдаешь себе отчет в том, что какими-то действиями, возможно, ставишь крест на чьей-то судьбе. На возможности жить нормально.
По сути, отношение к работе такое: ЭТО КОНВЕЙЕР, СЕГОДНЯ ЭТОТ, ЗАВТРА СЛЕДУЮЩИЙ. То есть отношение такое: просто кто-то должен это делать. Партия сказала «Надо», комсомол ответил «Есть».
Друзья, надо держаться вместе! Вместе – мы сила! Как только у власти окажутся люди, умеющие давать нормальные приказы – карьеры из всех структур с радостью и песней будут работать на страну и народ.》


Diana Mur / 1 day ago ➫ Если мы xoтим жить лучше, мы экстремисты. А если мы xотим тонуть в говне, мы патриоты. Железная логика.
Tags: СМИ, власть, гражданское общество, их нравы, митинг, мысли вслух, права человека, ужас
Subscribe

Posts from This Journal “права человека” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments