dipkor (dipkor) wrote,
dipkor
dipkor

О головных болях

головная боль[1]Третьи сутки днем и ночью напролет нещадно болит голова.
В прямом смысле. Трещит как сухое полено в печи.
Морально и физически изматывающее организм чувство не покидает даже во сне. Колет в висках, в области темени, а больше всего где-то чуть выше надбровных дуг. Кажется, нет того места в черепной коробке, которое бы не ныло. Избавиться от охватившего недуга не помогают ни свежий воздух, ни поглощаемый пачками "Вертигохель". 
В это время нет никакого желания что-либо делать, даже не хочется думать о важных моментах текущего дня. 
Вот тут-то как будто бы воспользовавшись образовавшимся вакуумом в голову сами собой назойливо лезут мысли из прошлой жизни - ВОСПОМИНАНИЯ.
Поведаю лишь о двух из них, пересекшихся между собой удивительным образом. 

Вначале о фоне, на котором они проявились. 
Недавние документы, в частности, указанные в последних апдейтах к посту о ракушках, готовил скорей всего на автомате. Без полной отдачи творческих сил и накопленных в ходе борьбы за свои права знаний. И дело не в том, что поднятая ныне тема "ракушки" мелковата. Просто устал. 
Устал от осознания безнадежности. Устал от беспредела со стороны судебной системы. Устал от неравной схватки с монстром, имеющим короткую и звучную аббревиатуру из трех букв.
Сжимавшие шариковую ручку пальцы совершали работу последних дней повинуясь всего лишь инстинктам. 

Воспоминание 1. Откуда берутся бойцовские качества. 

С психологическими перепадами настроения сталкивался и в молодые годы. Но то были примеры противоположного свойства, когда будучи в хлам измотанным на помосте ринга, находил в себе резерв для достойного завершения боя. Один из таких поединков с чемпионом северной зоны СССР А.Михайловым описан в хранящейся у меня газете. Это был мой первый бой с титулованным соперником.  В дальнейшем встречался на ринге с другими маститыми боксерами - чемпионами и призерами первенства Москвы, республик и СССР, а также с членом сборной СССР участником Олимпийских игр в Мюнхене мастером спорта международного класса Геннадием Доброхотовым.
Вспоминаю небольшой белорусский городок на границе с Россией, куда нас троих - меня с Геннадием и моего друга, с которым в юношеские годы часто собирались семьями, Михаила Казимирова (ныне гендиректор крупнейшего в стране золотодобывающего рудника в Магаданской области - сведения трехлетней давности), - направили в 1975 году для показательных выступлений мастер-класса по случаю какого-то местного праздника.
Так что, туго сжатые кулаки и упрямо стиснутые через капу зубы для меня не новое состояние.
Но это были честные бои в своей весовой категории по понятным правилам. 

Происходящее же со мной в последние годы, - заведомо неравный бой, в котором, образно говоря, бойца легкого веса обязали сражаться в классическом стиле, а его противнику-тяжеловесу позволили применять приемы из более жесткого вида спорта - боев без правил. 
Однако ситуация, с которой пришлось столкнуться мне в реальных судах оказалась намного омерзительней. Даже районная шпана не позволяет себе вольностей, выходящих за пределы неписаного кодекса чести. 

Представьте следующую картину. На ринг выходят те же два боксера - легкач, боксирующий в классике, и тяж, наносящий удары без правил, - но коварный рефери в самый разгар боя подкравшись сзади неожиданно бьет боксера легкой весовой категории твердым предметом в незащищенный затылок. 
Как Вам такое судейство? Где тут равноправие, справедливость и все остальное? Вот и меня переполняет негодование от того беспредела, который я пережил в так называемых российских судах. 
Я готов драться с монстром МИДом, но в рамках обоюдообязывающих правил. Драться против соперника и судьи одновременно - нечестно. 

Воспоминание 2. Как я непосредственно участвовал в создании системы экспортного контроля в России. 

Чтобы не быть голословным, по возможности, подкреплю ключевые моменты своего дальнейшего рассказа аргументами и ссылками на источники, достоверность которых не должна вызывать сомнений (огромная просьба к чекистам: пожалуйста, не беспокойтесь, разглашать государственные тайны и секреты не намерен, хотя, изнывающие от безделья и охочие до регалий, наград и званий ваши многочисленные добровольные помощники могут и из мухи раздуть слона. Последнее проверено на собственной шкуре, к тому же в помощь таким добровольцам подоспела новая редакция статей Уголовного кодекса о шпионаже и госизмене - читайте апдейт от 14.11.2012 в моей подборке "Как оно лепится..."). 

Итак, в первой половине 90-х годов я оказался в самом центре водоворота важных государственных событий. 
Это было еще то короткое время, когда на ответственные посты в госструктурах продвигали не только по принципу личной симпатии, кумовства и преданности, а назначали проявивших себя в деле профессионалов, способных в сжатые сроки найти альтернативу отжившей свой век, но продолжающей бытовать практике. 
Нет, речь пойдет не о разворовывании разгосударствлении общенародной собственности. На решение этой задачи был приглашен Анатолий Борисович Чубайс. 
Персонально передо мной была поставлена иная менее известная широкой публике общегосударственная задача - организовать в масштабах страны разработку, внедрение и обеспечение функционирования системы экспортного контроля в ядерной области, гарантирующей выполнение Россией взятых на себя международных обязательств в области нераспространения ядерного оружия. 


Конечно, было бы нечестно заявить, что весь этот воз тащил я единолично. Работа велась не просто коллективно, а широкомасштабно. Судите сами, все роли в этом сложном деле были тщательно распределены от низов до самого верха, от рядового исполнителя до зам. Председателя Совета Министров РФ, а после декабря 1993 года зам. Председателя Правительства РФ. 
Новая система должна была охватывать как сам ядерный экспорт и импорт, так и внешнеэкономическую деятельность огромного числа разбросанных по всей стране предприятий и организаций, включая подведомственные различным министерствам и ведомствам, то есть из госсектора экономики, и находящиеся в частной собственности. Речь шла о тех производителях, товары, услуги и технологии которых используются в народном хозяйстве, но могут быть применены для создания ядерных взрывных устройств или в деятельности, связанной с ядерным топливным циклом и не находящейся под гарантиями МАГАТЭ. Такая продукция и услуги отнесены к категории "двойного назначения". 
Забегая вперед скажу: с задачей я справился. Система контроля буквально в считанные месяцы была разработана и налажена - изданы соответствующие перечни продукции и правила ее поставки в зарубежные страны, а затем и начала функционировать. 
Без всякого преувеличения отмечаю, за это короткое время была проведена большая и кропотливая работа. Вкалывали до поздней ночи, не считаясь с выходными и праздничными днями. О важности работы можно судить даже по одному факту: когда необходимо было принимать важные решения на государственном уровне, заседания в правительстве назначались Олегом Николаевичем Сосковцом, курирующим данное направление, чуть ли не в тот же день. 

В августе 1994 года, учитывая мои личные заслуги в этом деле, мне поступило предложение перейти в МИД на должность советника. Цель перевода - кадровое укрепление нераспространенческого направления. Перевод оформили по согласованию руководителей двух министерств. 
Конечно, с точки зрения стороннего наблюдателя возложенная на меня задача была не столь масштабной и менее заметной, чем приватизация, но, учитывая важность скорейшего вступления России в цивилизованные международные отношения, значилась далеко не последним пунктом в правительственном перечне первоочередных работ по отходу от жесткой централизованной плановой экономики к новым децентрализованным рыночно-регулируемым методам хозяйствования. 

Как понимаете, решение этой общегосударственной задачи по становлению экспортного контроля в ядерной области находилось под зорким контролем не только российского правительства, но и пристальным вниманием международных профильных структур, прежде всего, Группы ядерных поставщиков. 

А начинался мой переход в Минэкономики так. 

В 1993 году меня как специалиста, обладающего определенным опытом организаторской деятельности и имеющего более чем двадцатилетний стаж практической работы в атомной промышленности (к тому времени прошел путь от младшего научного сотрудника одного из оборонных НИИ до руководителя структурного подразделения Минсредмаша СССР/Минатома РФ), вызывает к себе в кабинет зам. министра атомной энергии и промышленности (МАЭП) и доводит до моего сведения: меня рекомендуют в Минэкономики РФ возглавить вновь создаваемый там подотдел N 4 (нераспространение ядерного оружия - надеюсь, не предал оглазке важный государственный секрет?). 

ТК_Минэкономики

По словам зам. министра, тому, что остановились именно на моей персоне, способствовали два обстоятельства: 
1. Предложение о кандидатуре исходило из аппаратных глубин Совета Министров РФ (для меня тогда это было полной неожиданностью, но позднее я узнал кто конкретно рекомендовал меня). 
2. В руководящем составе среднего звена центрального аппарата Минатома (кандидатуру искали именно в кабинетах этого министерства) я оказался чуть ли не единственным молодым руководителем с подходящим для новой задачи опытом работы (к тому времени занимал уже пост начальника сектора научно-исследовательских институтов), а тогдашний министр экономики О.Лобов (на тот момент фактически являлся четвертым должностным лицом в государстве после Ельцина, Бурбулиса и Хасбулатова, т.к. одновременно занимал пост Первого заместителя Председателя Совета Министров РФ, возглавляемого лично президентом Б.Ельциным) делал ставку преимущественно на молодежь. (О состоявшейся беседе тет-а-тет с Лобовым - отдельный разговор). 

Так я был направлен на работу в Минэкономики России. 

Реализовать доверенную мне задачу на новом месте можно было лишь путем вовлечения в процесс широкого круга очень важных министерств и ведомств, прежде всего, МИДа, МВЭС, Таможенного комитета, ФСБ, МВД и, конечно, Минатома, а также налаживанием с ними продуктивной совместной работы. В последующем главы или заместители руководителей этих министерств и ведомств вошли в состав вновь организованного при российском правительстве органа - Экспортконтроля России (возглавил тогда этот орган Первый зам. Председателя Правительства РФ О.Сосковец). 
Кроме того, буквально в считанные дни мне предстояло подобрать штат высококвалифицированных сотрудников возглавляемого мною подотдела.
Отбирал из отраслей самых лучших специалистов, преимущественно с научной степенью. В этих целях мне были предоставлены исключительные возможности (как в военное время), вплоть до того, что перевод намеченных кандидатур после их одобрения руководством Минэкономики происходил в приказном порядке, т.е. в отсутствие формального согласия со стороны руководителей организаций, где эту кандидатуру нашли. По крайней мере, так были назначены двое из моих подчиненных. 

...

Неким подведением итогов этого периода моей работы может служить следующая передовица, опубликованная в десятом номере за 1996 год журнала "Международный бизнес в России": 

IMG_0110_1

IMG_0111_1

IMG_0112_1

IMG_0114_1

Данная статья была по сути пионерской. До нее никто с подобными подробностями на тему экспортного контроля в Российской Федерации к широкой аудитории не выходил. Без всякого преувеличения отмечу, что публикация имела практический смысл, т.к. помогла многим отечественным экспортерам разобраться в том непростом лабиринте нововведений, с которыми они столкнулись при переходе на новые условия и методы хозяйствования.
Ссылки на эту и другие мои публикации до сих пор появляются в диссертациях на соискание ученых степеней. Например, в автореферате Н.В.Терехина - позиции 214 и 215 в списке литературы диссертационного исследования. По тексту документа говорится следующее:

Третья группа состоит из научно-исследовательских работ по различным аспектам экспортно-контрольной тематики таких авторов, как В.Ю.Пресняков, Л.Спектор, А.М.Булочников, О.Е.Коробков, В.Боголюбов, С.М.Пунжин, В.АЛзев, С.Кандауров, Г.Евстафьев, Е.В.Смирнова, В.Мисюченко и др.4, которые значительно помогли в теоретическом осмыслении проблем экспортного контроля.

Научная библиотека диссертаций и авторефератов disserCat http://www.dissercat.com/content/mezhdunarodno-pravovye-aspekty-eksportnogo-kontrolya-za-peredachei-produktsii-dvoinogo-i-voe#ixzz2CEErxLA7

О признании моих личных заслуг в решении этой большой общегосударственной задачи свидетельствуют и анонсы к сборникам статей международных научно-практических конференций по проблематике нераспространения ядерного оружия, которые проводились в то время под эгидой органов государственного управления и при участии заинтересованных министерств и ведомств. В этих анонсах прямым текстом признается вклад автора данных строк в решение нераспространенческой проблемы. (Планируется ссылка).

В последующие годы российская система экспортного контроля получила свое дальнейшее организационное и методологическое развитие. Уточнен список контролируемых товаров и услуг. Функция экспортконтроля перешла к специально созданному самостоятельному органу валютного и экспортного регулирования (в различные периоды времени этот орган назывался по разному). Эту службу отнесли к числу силовых. Введена уголовная ответственность за нарушение правил экспорта и реэкспорта. Работа осуществлялась усилиями продолжателей начатого при мне дела.

От темы экспортного контроля я окончательно отошел в 1997 году, когда получил назначение на новую не менее ответственную и интересную работу за рубежом. 

Сегодня мне есть чем гордиться, но, скажите, кого конкретно кроме меня это волнует?
Самому же остается лишь тешить (или терзать?) собственную душу периодически всплывающими в памяти воспоминаниями... и заниматься вопросом возвращения мне украденной у меня местными властями "ракушки". Помогают бойцовский характер и вера в свою правоту. 



Вместо эпилога. Головная боль перестала изматывать, ностальгия прошла, писать о себе не люблю, поэтому оставлю данный пост незавершенным. Пусть торчит в журнале по-визборски - "словно в ночи луна, словно в степи сосна, словно в году весна".
До лучших (или все же худших?) времен. Наверняка когда-нибудь сочту уместным и расскажу подробно в ЖЖ не только о своих судебных мытарствах, но также о собственной судьбе и себе лично. В умеренном объеме, чтобы не превратить тематический дневник в автобиографическую повесть или тем более в мемуары. 

Tags: Экспортконтроль, воспоминания, личное, незавершенное, ракушка
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments